Как стать плохим — Дэвид Боукер


Поделиться
Отправить
Класснуть


— В тихом омуте черти водятся

Пословица

«Как стать плохим» Дэвида Боукера — одна из тех книг, которые подворачиваются под руку случайно, но оставляют потрясающее впечатление. Я нашёл её в списке книг, который мне выдал livelib.ru по тегу «трэш и угар».

И то, и другое в книге присутствует, но в отличие от всяких панковских книженций «Как стать плохим» — цельное произведение, в котором главные герои проходят по пути самосовершенствования, пусть и несколько необычным путём.

ВНИМАНИЕ — СПОЙЛЕРЫ!

Марк — слабак и книжный задрот, прожигающий время в своей букинистической лавочке. Он старается питаться здоровой пищей, коллекционирует книги, написанные мужчинами для мужчин и обожает составлять списки различных вещей, мест и людей. В силу своей слабохарактерности (сорри за каламбур) Марк регулярно попадает впросак. То покупатель его оскорбит, то велосипед ему сломают, то ещё что-нибудь. Короче, тряпка, а не мужик.

Всё меняется, когда Марк встречает свою бывшую девушку Каролину (Каро), бросившую его в студенчестве ради учителя рисования, но на текущий момент — одинокую, жаждущую любви и ласки. В комплекте к Каро идёт целый шлейф её бывших и нынешних парней — в какой-то момент книга начинает напоминать комикс про Скотта Пилигрима, с той лишь разницей, что тутошних ухажёров не надо искать — они приходят сами (с кирпичом / с волыной / с динамитом — нужное подчеркнуть).

В доказательство серьёзности намерений Каро предлагает Марку выполнить ещё один список.

— О как! — Каро рассмеялась. — Вот тебе еще список.

Она подошла к прилавку, взяла ручку и обрывок бумаги. Села, нацарапала несколько строки передала листок мне. На нем значилось три имени.

  1. ОТЕЦ
  2. УОРРЕН
  3. ИИСУС

— Это еще что? — удивился я.

— Мой личный список, — пояснила Каро. — Список людей, которых ты должен ради меня убить.

С каждым из них у Каро свои счёты. Богатый отец собирается лишить её наследства и переписать всё своё состояние на любовницу. Уоррен — бывший парень с основательно поехавшей крышей, терроризирующий (в прямом смысле слова) Каро и днём, и ночью. Иисус — не тот, который Сын Божий, а который Плохой Иисус — глава местных бандитов, с которым Каро долгое время не может расплатиться, из-за чего тот делает с ней всё, что ему вздумается.

И тихоня Марк выходит на тропу войны, начиная убивать. Сначала — случайно, по воле случая, но постепенно он превращается в холодного и расчётливого убийцу. Бандиты теперь называют его не иначе как Киллер, и ближе к концу книги сладкая парочка Марк+Каро буквально идёт по трупам к своей цели. А цель у них одна — чтобы все от них отстали и дали пожить спокойной семейной жизнью.

Они не маньяки, просто жизнь заставила.

Чем книга понравилась?

Это действительно трэш и угар. «Как стать плохим» мне чем-то напомнила книги Филипа Дика, в которых обычные люди регулярно попадали в дичайшие обстоятельства. С Марком и Каро (которая, не смотря на свой список, ближе к середине книги вызывает искреннюю жалость и симпатию) постоянно случается какая-нибудь хрень, из которой им приходится выпутываться, порой довольно грязными методами.

Другие близкие ориентиры — чёрные комедии вроде «Смерти на похоронах», «Криминального чтива», и «Большого куша».

При этом происходящая на страницах кровавая вакханалия отвращения не вызывает — книга до последних страниц пропитана чёрным юмором.

Оставаться в доме с трупом нам не хотелось. С утра мы прошлись по магазинам, купили еды. Был четверг, в воскресенье уже Пасха. Повсюду продавались пасхальные яйца. В витринах кондитерских среди конфет и белочек царили печенья в виде зайчиков и мармеладные цыплята. Если бы события минувшей ночи не отбили у нас аппетит, вероятно, мы бы купили немало сладостей.

Все персонажи по своему доставляют, но Каро просто шикарна — и за каждый пункт списка Марк получает неплохие дивиденты. Убийство как деяние отходит на второй план — на первый же выступает тот факт, что Марк всё-таки может совершать мужские поступки ради любимой женщины. Пусть и не всегда это происходит по его воле.

Дэнни вставил дуло пистолета себе в рот и спустил курок. БАМ! Череп раскололся, на стену выплеснулась маслянистая кровь. Смерть наступила не сразу. Дэнни успел два раза моргнуть и произнести одно слово. Говорил он нечетко из-за пистолета во рту, но я определенно расслышал «Ох…».

Я не мог смотреть, как он облизывает дуло, так что взял пистолет себе. В эту секунду влетела Каро — и увидела Дэнни с простреленной головой, пистолет у меня в руке… Естественно, она решила, что я его убил.

— Господи… — прошептала она, и в голосе ее слышалось благоговение. — Ты вокруг да около не ходишь…

Впрочем, по ходу «саморазвития» Марка и сама Каро начинает жестить. Так, пытаясь долгое время быть вежливой с излишне болтливой и надоедливой соседкой, в один из дней Каро срывается и становится достойной партнёршей для Марка-Киллера.

Я повернулся и увидел, как Джанет Матер гасит там свет и запирает двери. Потом она подошла к нам, вертя в руках ключи. Момент она выбрала определенно неудачный.

— Все садовничаете… — неприятно улыбнулась Джанет. — Может, вы и мой сад вскопаете — с вашим-то усердием?

Каро не подняла головы.

— Да, дорогуша, постарались вы на славу. Я бы хотела вынести вам благодарность от лица деревенского комитета.

Казалось, Матер не ощущает витающей в воздухе ненависти.

— Конечно, — продолжала она, критически оглядев участок, — дом тоже не мешало бы привести в порядок. Окна хорошо бы помыть.

— Да пошла ты! — рявкнула Каро.

Джанет изумленно отшатнулась. Движение у нее вышло довольно старомодное, я бы даже сказал — театральное.

— Простите?

Каро наконец соизволила повернуться к миссис Матер лицом.

— Какое вам дело, грязные у нас окна или нет? Какая разница, что у нас в саду? Да никакой!

— Я просто хотела помочь…

— Ах ты дрянь! Тебя интересует только одно: как бы окрестные дома гармонировали с ратушей. Только ратуша, ты уж меня прости, больше всего на сортир похожа. Иди к черту!

— Очень невежливо с вашей стороны, девушка. — Матер поджала губы.

Она уже повернулась, чтобы уйти, как вдруг Каро шагнула вперед, подняла лопату и стукнула Джанет по голове.

Удар был силен. По площади разнесся звон: железо стукнулось о кость. Глаза у Матер закатились, и она рухнула на дорогу. По телу прошла судорога, потом другая. Наконец все стихло.

Каро безумно расхохоталась. Я тоже не смог удержаться. Она сделала именно то, что сделал бы я, будь у меня храбрость (и лопата).

Над площадью повисла тишина. Я ждал, что волосы Джанет намокнут от крови, но крови не было. Каро подошла к телу, желая нанести еще один удар.

В это мгновение я вдохнул воздух — пропахший мочой, потом и стиральным порошком. Воздух пах тюрьмой — местом, в которое я ни при каких обстоятельствах не хотел бы попасть. Я протянул руку.

— Ты что, рехнулась?!

— Извини.

Стало совсем не смешно.

Я взял запястье Матер и попытался нащупать пульс.

— Зачем? Зачем ты это сделала?

Каро поднесла руки к лицу и неожиданно рассмеялась.

— Не придумала, как еще поступить, — ответила она.

— Что?

— Она ведь так сказала? Когда Дейлу руку обожгла. «Я не знала, как еще поступить». Так и объясним полиции. — Каро снова рассмеялась. Смех постепенно перешел в плач.

И особенно весело становится, когда после всего этого к Марку и Каро, не успевшим оправиться от происходившей в течение пары последних дней жести, приезжают в гости родители, решившие устроить сюрприз.

Я открыл окно и высунулся наружу.

— Привет! Папа улыбнулся.

— Ты что, дрыхнешь, лентяй? Да будет тебе известно, уже полдвенадцатого.

— Мы поздно легли.

— Что?

Я повторил громче.

— Ты нас впустишь или нет?

— Нет.

— Вот подкаблучник, — хмыкнул папа. — Ну же, открывай.

— Сейчас не слишком подходящий момент.

— Мы хотели сюрприз сделать, — растерялся папа.

— Вам это удалось. Мама нахмурилась.

— Ты действительно не откроешь? Мы двести с лишним километров отмахали, а ты…

— Каро болеет, — пустился я в объяснения. — Ветрянка. Нам сказали, что ей ни с кем нельзя общаться.

— Мы переболели ветрянкой, — настаивала мама.

— Ее и второй раз подцепить можно.

Мама не особенно мне поверила.

— Хватит зубы заговаривать. Открывай дверь.

— Значит, так… — Надо было срочно что-то придумать. — За углом есть паб. Встретимся там через десять минут. Заодно пообедаем.

— Идет! Только платишь ты! — крикнул отец.

Родители совещались. Папа пытался рассуждать логически, а мама то и дело всплескивала руками и мотала головой. Когда они исчезли за углом, я чуть не плакал. Они желали мне добра, а я сидел в доме с двумя трупами и понятия не имел, что будет дальше.

Впрочем, когда правда вскрывается, папаша Марка не подводит. Главное — маме не говорить.

— Так и быть, я тебе помогу. Но при одном условии.

— Каком?

— Ты не станешь искать Каролину, не будешь с ней общаться. Пришла пора положить этому конец. Раз и навсегда. Пока ты цел и относительно здоров.

— Ладно, — согласился я.

Папа кивнул и принялся копаться в сумке.

— Что ты намерен делать?

— Надо кое-что тут убрать.

— Я помогу.

— Нет! — твердо сказал отец. — Ты будешь сидеть здесь, пока я не закончу. Не хочу, чтобы ты у меня над душой стоял. — Папа снова посмотрел на меня. — Ах ты хрен собачий. Ну, кто ты?

— Хрен собачий.

Я поднялся в ванную — мне надо было в туалет. Пистолет все еще лежал на баке с грязным бельем. Я поднял крышку и зарыл оружие в несвежее тряпье.

Папа уже был наверху — вместе с тряпками и инструментами. Я слышал, как он рубит и пилит. Мой отец расчленял тело Дэнни. Он стащил вниз четыре кровавых свертка, бросил их в коридоре и занялся телом миссис Матер. То и дело до меня доносилась ругань и приглушенные проклятия. Наконец расчлененка оказалась упакованной в аккуратные свертки.

— Что ты собираешься делать?

— Я же мясник. Всю жизнь рублю мясо и от останков избавляюсь. Не задавай глупых вопросов.

Всегда хотел найти с папой общий язык. Мою любовь к книгам он не понимал, а я футбол терпеть не мог. И вот наконец мы едины — отец и сын. Нас соединили ужас, тьма и смерть.

Всё творящееся на страницах безобразие в какой-то степени оправдано — каждая жертва по-своему заслуживает наказания. Здесь всё честно, сразу понятно, кто герой, а кто злодей, и в ходе чтения ты ловишь себя на мысли, что любое появившееся на страницах зло будет наказано — вопрос только в том, как? При этом книга логичная и цельная. Все ружья, появившиеся в начале, в конце обязательно выстреливают.

И, да, это книга о любви.

Вердикт: отличное чтиво, при условии, что вы небрезгливы и любите чёрный юмор.

Поделиться
Отправить
Класснуть