Свами Даши

Перерождение — Свами Даши

На днях я прочитал книгу победителя 17-й «Битвы экстрасенсов» Свами Даши и, надо сказать, был приятно удивлён. Несмотря на то, что к самой передаче в частности и экстрасенсорике в целом я отношусь скептически, книгу я прочитал на одном дыхании.

Потому что это такой панк-рок из мира нью-эйдж и эзотерики с небольшой щепоткой романтики девяностых.

Я не буду долго рассказывать, чем мне понравилась автобиография Даши, просто приведу один кусочек текста, да простит меня Свами и его издатели.

Самое главное: наиболее невероятная гурджиевская практика, в которой я когда-либо принимал участие, – это Vodka Meditation. Ясное дело, ни один великий русский, начиная с Менделеева, не может обойтись без водки. Но Гурджиев переплюнул всех. Практика заключалась в следующем: надо было пить водку и при этом внимательно следить за собой, своим состоянием, своим опьянением, своими мыслями и быть максимально осознанным. А потом, когда уже «в щи», надо встать, сделать «дззынь!» по своему стаканчику или рюмке и рассказать, что для тебя значат гурджиевские практики. Простите, но я не знаю, как можно серьезно относиться к такой практике и выполнять ее без улыбки и смеха. По-моему, Гурджиев именно это и имел в виду – как следует повеселиться.

И вот, представьте: поздний вечер, ашрам уже закрыт, а на территории расставили огромные столы, полностью уставленные водкой. Глазам не верится, ей-богу. Все саньясины в праздничных одеждах, все ужасно торжественно. Поминки печени, куда деваться.

А у меня была припрятана купленная в дьюти-фри трехлитровая бутылка Smirnoff с помповым дозатором, которую я прихватил по дороге в Пуну. Мы с моими русскими коллегами по гурджиевскому тренингу заранее подготовились, опрокинув по стаканчику, и, захватив с собой бутылку «Смирнова», явились на практику-попойку.

«Ну, сейчас я вам тут устрою Москву – Петушки», – подумал я и вдруг увидел, как на меня смотрит Амийо. Она-то сразу вспомнила, как я пью, вспомнила Гамбург и поняла, что сейчас будет угар. И вот мы стали пить. Я смотрю: русские саньясины с перекошенными лицами пьют индийскую водку. Она правда чудовищная. Я-то эту дрянь вообще проглотить не мог, я со своей. А вот буржуи, как я ласково называл всех иностранцев, нормально глотают эту «типа водку» и даже не морщатся. Ну нет для них разницы между хорошей водкой и плохой. А для русского плохая водка невыносима. Тогда я объявил: значит, так, все русские пьют хорошую водку, а остальные пусть пьют индийскую! Все были уже хорошенько пьяны, поэтому никто меня в фашизме не обвинял. И вот сижу я в обнимку с трехлитровой бутылью, жму на дозатор, слежу, чтобы буржуи не проникли в наш узкий круг русской Саньясы и не завладели нашей вкусной водкой. Краем глаза вижу, что у меня из подмышки лезет чья-то рука со стаканом. Оборачиваюсь – ба! Да это ж японец Плаван!

«Ты чего, – говорю, – русский, что ли?», а он очень убедительно кивает: «Да, я русский!» Ну я ему и налил как русскому, чтобы мало не показалось. И вдруг ко мне подошел англичанин Дирен, так называемый «голос» всех гурджиевских практик в ашраме, или, как таких людей называли в Пуне, «язык». Он сопровождал тренинги и, в общем-то, больше ничем особо не прославился. И вот этот Дирен со своей идеальной дикцией и невероятным водочным пафосом заявляет: «Даши! Через меня сейчас говорит Гурджиев! Тебе уже хватит!» От этих слов я страшно раззадорился… Какой-то бабл (я так называю людей, надутых самомнением до состояния пузыря, в который ткнешь – и он лопнет) передает мне привет от Гурджиева и мнит себя моим Наставником! Нет, я все понимаю, и, разумеется, такое рискованное предприятие, как Vodka Meditation, в стенах ашрама – это очень большая ответственность. Но тот факт, что Дирен, который не был ни Учителем, ни Наставником, который время от времени на глазах у изумленной публики провозглашал себя то тантристом, то хилером (но все это было только на словах), нарезался водки и решил взять эту ответственность на себя… Мне это не понравилось. Нельзя говорить «хватит» под руку человеку с бутылкой. Я возмутился: «Что значит – хватит? Мы только начали! Это Vodka Meditation, или я не туда попал? Я за полную тотальность! Мы должны погрузиться в практику целиком! Я настаиваю!» В ответ Амийо только обреченно махнула рукой: «Не обращай внимания, Даши, пей… Делай что хочешь…»

Короче говоря, я напоил всех в хлам, практически сорвал мероприятие. Начался такой хороший, веселый дебош. А когда настал момент высказываться и все, звякнув по своим стаканчикам, долго рассказывали, что же для них означают гурджиевские сакральные движения, я встал и сказал, что лично я очень хочу, чтобы не было серьезности, тем более напускной, а принцип трех L (Live, Love, Laugh – живи, люби, смейся) для меня гораздо важней, чем придуманные кем-то правила. Все затихли, и в полной тишине я продолжил свою мысль. Я сказал, что, на мой взгляд, все серьезные люди – это мертвые люди. Чем окончательно сорвал мероприятие. Но мне уже было все равно, и я добавил, что, несмотря на то что гурджиевские сакральные движения – это очень-очень серьезно, именно Vodka Meditation должна быть вот такой вот «несерьезной серьезностью», должна быть весельем, должна быть как Зорба Будда. Но моего оптимизма, кажется, никто из присутствующих особо не разделял. И только Амийо едва заметно кивнула мне в подтверждение моих мыслей.

В книге есть место и трэшу с угаром, и житейской мудрости, и возвышенным мотивам. И очень приятно, что Свами Даши оказался таким свойским чуваком.

Перерождение на ozon.ru